Главная » Статьи » Управление » Процессный подход

Как совершенствовать процессный подход с помощью межкультурных различий

Никита Бутомонезависимый эксперт по развитию бизнесаНаталья Бутомо

«Работать идти? А не хочу я на вас работать, 
тошнит меня от вашей работы, можете вы это понять? 
Если человек работает, он всегда на кого-то работает, 
раб он — и больше ничего, а я всегда хотел сам, 
сам хотел быть, чтобы на всех поплевывать, на тоску ихнюю и скуку…»

Братья Стругацкие «Пикник на обочине»

Наша статья посвящена процессному подходу. Многие считают, что это очень скучно. Попробуем убедить вас в том, что это – не так. Сделаем это в игровой форме, имейте только в виду, что за всем написанным – реальные факты и реальные люди. И реальный опыт.

В процессе всегда есть начало, планирование, протекание процесса и его завершение, конец, плюс результат. Как правило, разными этапами занимаются разные люди, для которых Белбин ввел разные прозвища: «стартер», «финишер» и т.д.

Так кто же из нас – «стартер» и где его искать? А сами мы кто? Об этом и поговорим.

Русские оставляют яркий след в любом процессе, поэтому поговорим сначала о них. Мы оставляем след, который одним словом можно описать как «вовлекайся». Нам есть до всего дело. Мы критикуем, мы вовлекаемся. Мы не можем представить себе, как это можно жить иначе. Они – живут иначе.

В данном случае, я говорю о тех, кого вы встретите сразу после границы. Они – не вовлекаются и поэтому им неинтересно. Но речь сейчас не о том, чего у них нет, а о том, что есть в нас. Мы – вовлекаемся и поэтому нам интересно. Мы не пытаемся ничего поменять, но мы – любопытные. Что это там делается у задней стены магазина? Может, там выносят товар? А что еще есть в этом отеле, может, мы чего-то не знаем, может, здесь есть вип-услуги, а мы, дураки, просто оставили свои деньги на ресепшене, ни за что? А есть ли здесь туалет? Бесплатный? Нам все интересно. И мы можем заразить этим интересом других, это реально можно сделать. Правда, без нас они довольно быстро опять впадают в спячку, значит, нам надо ездить к ним чаще. Вот и все.

Русские очень быстро проникаются убежденностью в том, что им что-то надо делать со всем пылом-жаром, надо убеждать остальных присоединиться, надо, чтобы вокруг был хороший шум и гам. И сам процесс неважен, сам процесс нам скучен, он требует от нас того, чего в нас нет, но вот начало процесса, его задумка, его «презентация», кипение и бурление в мозгах и в словах, вовлечение – это для нас! И нам, в общем-то, все равно, как на эту нашу вовлеченность реагируют окружающие. Не нравится? Извините, но другими не будем, а значит, это так глубоко внутри, что составляет самую нашу суть. И вот это мы можем показать в процессе, это – наше.

Теперь давайте подумаем, что могут дать процессу другие страны?

Финны могут всех научить тому, что выражается словами: «let it being done slowly». Это можно перевести как: «оставь это делаться медленно». Это очень важное умение! Вот на обочине дороги финн бросил кучу дров, и они лежат. Через день они будут аккуратно сложены в штабель, так же возле дороги. Еще через день их перевезут к дому и снова бросят навалом. Еще позже они будут аккуратно сложены у дома. Потом их расколют, и они будут лежать грудой во дворе и мокнуть. И уж совсем в конце их сложат в сарае.

Не надо пытаться сделать все сразу! Это неправильно. Вы просто теряете кайф от процесса. Никто никуда не торопится.

Давайте, вы будете так делать и дома, и посмотрим, что тогда произойдет. Начнем с простого. Вот мы делаем шкаф. Все в пыли, естественно. Работа закончена, надо убираться. Немец все бы аккуратно сложил и, довольный, пошел бы пить пиво. Он делает неправильно, скажет финн. Таким образом, он показывает вселенной, что он закончил с этой работой. Он хочет, чтобы вселенная ему подкинула другую работу. Ну, так она подкинет! Нет, это путь – не для ленивых! Мы – сделаем иначе. Мы бросим инструменты в грязи и пойдем пить пиво сразу.

Представьте, что инструменты раскалились от работы, и им надо остыть, поэтому трогать их пока не следует. К тому же, вселенная должна осознать, что работа сделана. Дайте ей время.

Бред – скажите вы? А вы попробуйте! Наступает невиданное удовлетворение от процесса. Сняли тент с машины – и пусть валяется! Поели – и идите. Потом, зайдя на кухню, надо удивленно сказать: О, посуда! И приняться за новое дело, ее мыть, со старанием, с тщательностью, не пытаясь доделать дело до конца, потому что конца у дела нет.

Этому научили нас финны. Поехали дальше. В Швецию.

Чему может научить Швеция, в смысле процессности?

Вот мы входим в шведскую Икею, что мы видим? Вещи на один день. А зачем? Непоседы-шведы говорят: чтобы не привыкать, чтобы не застаиваться. Построил – через два года поменял. И не потому, что развалилось (развалилось раньше), а потому, что надо двигаться, идти вперед. Вещи не хороши, но создают ощущение хороших, они не прочные, они создают ощущение прочных. Но они красивые – никуда не денешься, и поэтому мы их покупаем и любим.

Представим себе некоего работника, который делает отчет шефу. Отчет слабый, да и работник слабый. Но отчет нужен. Что делать? Зная «Шведский путь», он будет подравнивать шрифты и границы в своем отчете шефу, и делать безупречные интервалы. Сам его отчет – дерьмо, но он перестанет быть таким, если форма будет безупречна. Работать над формой – сплошное удовольствие, потому что она не имеет отношения к сути, в которой он не силен. Работайте над формой, не касайтесь сути, и вы преуспеете, говорят нам шведы.

Едем дальше. Впереди – Дания, обсудим датский метод жизни. Он существенно отличается от финского и шведского.

Как-то из окна отеля мы наблюдали за тем, как датчанка мыла стекла в своем загородном доме. Прошло сорок минут, но она и не думала заканчивать. Стекла уже давно были идеальными, но она продолжала. Становилось ясно, она просто тащилась от процесса. И только, когда солнце уже начало склоняться к горизонту и стало прохладно, она ушла. Наверное, в следующие выходные она продолжит. Поэтому мы называем датский метод так: «выходных – нет!».

У них, правда, их нет. Или, наоборот, праздник, но при этом все работают. Датчанка будет драить свою лодку в воскресенье, специально приедет в свой дом на берегу и будет покрывать дерево смолой, пытаясь не запачкаться.Бесконечный процесс работы она будет прерывать длительными перерывами на поболтать и поесть/попить, но главное время останется за процессом. Жить так нельзя, да и невозможно, но они так живут. У датчан нет ощущения русской скуки от процесса. Нет и финского чувства слитности со вселенной. Нет и шведского чувства, что вы эту вселенную причесываете и делаете ей бантики на голове. Есть просто процесс, в котором важно достичь совершенства. Поскольку совершенство скорее достигается в уже начатом процессе, не нужно его прекращать. Когда совершенство достигнуто – это блаженство. И здесь русским есть чему поучиться.

Помнится, Елена Сидоренко, известный тренер, писала в одной своей книге, как она тренировала команды людей, работающих посменно, по 12 часов. Там все неважно. И вот на тренинге она спросила: «Кто из вас ждет с нетерпением окончания смены?». Поднялись, естественно, все руки. Тогда она спросила еще: «А, скажите, если бы вы могли закрыть глаза, затем открыть их – и вот, смена кончилась, кто из вас согласился бы с этим?». Опять поднялось много рук, правда, не все 100%. Далее: «А если бы вы могли так сделать с вашими буднями: отрыли глаза – и уже выходные?». Народ поднял меньше рук, но поднял. «А то же с вашей жизнью?». Конечно, никто не поднял. – А не думаете ли вы – спросила Елена – что за эту неделю, что вы не жили, могло бы что-то интересное произойти? Что этот процесс можно сделать иным, интересным? Ну, и все такое прочее…

Ну, все поехали домой? А как же Норвегия? Ну, ладно, поехали в Норвегию. Посмотрим, как живут наши викинги среди фьордов. Что же мы увидим в Норвегии? Чем нас одарит она?

Чем отличаются норвежцы?

Во-первых, они сильно отличаются друг от друга, даже в пределах одной семьи. Каждый не то, чтобы хочет выделиться в разговоре – он просто находит себя в центре любого разговора. Любого дела. И это главное. При этом совсем не надо обращать на себя внимание. На него и так обратят внимание. Не надо «изображать из себя нечто», можно спокойно заниматься делом, но вся фишка в том, что те, кто не могут быть в центре процесса, станут обращать внимание на того, кто в центре процесса, неосознанно. И когда ты – в центре процесса, ты – главный. И точка. Это и есть счастье.

Давайте построим идеальную команду их всех тех, кого мы встретили на нашей дороге.

Вот русский – он будет вовлекать всех в процесс, веселить, дурачиться, петь песни. И всем станет немножко веселее. Особенно, когда работа будет закончена и можно будет ее отмечать. Как сделали бы без русских? Пожали бы всем руки и разошлись. И не осталось бы чувства победы. Нет, так нельзя – говорят русские. И организуют праздник.

Вот финн – с ним вы будете чувствовать ритм процесса, он не будет вас тяготить, подгонять к завершению. Вы почувствуете прелесть этого ритма и будете счастливы в процессе, а значит, то время, которое вы отдаете ему, будет не прожитым зря, оно будет включено во время вашей жизни, а не выключено из него.

Вот датчанин – он научит всех относиться одинаково к любому процессу, которым вы заняты, достигать в нем совершенства, и не за счет каких-то там сверхусилий или тайных знаний, а просто благодаря тому факту, что вы не пытаетесь его закончить, вы его длите.

Вот норвежец, он поможет всем быть в центре процесса, быть главным, чувствовать себя творцом процесса, которым вы и являетесь и были всегда, но забыли…Кстати, научит и не обращать внимание на ваших критиков, что ценно.

И наконец – швед, который научит придавать результату процесса блеск, округлость, значимость, причем грошовыми методами. При этом форма важна не только в завершении процесса, она важна также и в его продолжении. Аккуратные штабеля радуют глаз, мотивируют на продолжение процесса. Когда прекрасная суть еще и одета в прекрасную форму – чего еще желать?

Вот ваша команда

Они – все разные, но это все трюки одного и того же ума. Ума Творца. Ума процессного человека.

Ум человека, на пути бегства от окружающей его реальности, ищет какие-нибудь зацепки, чтобы заинтересовать себя продолжать свое существование. Процесс делания чего-либо ради результата ему неинтересен совершенно. Именно к этому факту относится эпиграф устами Сталкера, мол, «имел» я всю вашу работу. А если работать не ради одного результата, как можно процесс сделать интересным? Какие есть «зацепки»?

Зацепок этих немного и одна из них: превратить все видимое в игру и играть с этим. Процесс делания чего-либо интересен именно как игра, и здесь, на этапе завлечения, русские неподражаемы. Находясь немного «не здесь», отстраненные от реальной действительности, мы умеем создать атмосферу игры и вовлечения.

Когда процесс запущен и на арену выходит финн, он применяет следующий трюк для своего и вашего вовлечения: он дробит процесс на этапы, которые имеют начало и конец. Зримое в течение короткого времени начало (привез бревна) и конец (и свалил их) создает у человека ощущение законченности и успеха, которое мотивирует продолжить, конечно, после зримого отдыха. Это – трюк финна.

Трюк шведа состоит в том, чтобы (при)украсить плоды процесса, создать им привлекательный вид, чтобы вовлеченные в процесс почувствовали свою значимость. На самом деле, дизайн больше нужен им для мотивации продолжать процесс, а не только покупателям.

Норвежец концентрируется на себе самом внутри процесса, чтобы не исчезнуть, не раствориться в нем. Процесс так затягивает, что поневоле теряешь голову. Наконец, датчанин достигает совершенства в процессе, чтобы почувствовать себя хозяином не только процесса, но и его плодов. Может, это его иллюзия и владеть плодами процесса невозможно (вы же их продаете), но он хочет именно так!

Все эти «финны», «шведы» и «русские» – лишь состояния вашего ума, которые вам необходимо иметь (меняя), чтобы вы были счастливы в процессе и после его завершения, чтобы вы могли начать новый процесс, чтобы вам было интересно жить.

P.S.

А как выглядела бы одежда наших ребят из команды? Допустим, им выдали одинаковую строительную одежду, с всякими поясами, с молотками у бедра, с касками. Как бы выглядела их одежда после работы?

Мы думаем, что у русского она выглядела бы идеально. Он вообще не брал бы ее на стройку, ходил бы в каком-нибудь рванье. Зато в выходные он бы надевал ее, как на праздник. Он бы нашил какие-то еще эмблемы на все рукава и прочее.

У финна одежда была бы слегка грязной. Если одежда чистая – значит, ты не работал. Если она очень грязная – ты неряха. Вот так, посередине. У Шведа она бы выглядела как в магазине. То есть было бы непонятно, как можно работать и не запачкать ее хотя бы чуть-чуть. Датчанин и норвежец были бы одинаково грязными, с ног до ушей. Им вообще было бы наплевать, как они выглядят. При этом, кажется, что датские жены все же стирали одежду своим мужьям, поэтому наутро датчане приходили бы свежими, с иголочки.

Ну а как выглядела бы одежда норвежцев наутро… Нет, это не значит, что они – неряхи. Они снимут грязную одежду, вымоются, и оденут какой-нибудь свитерок, похуже тех, что вы вчера у себя выбросили. А зачем надевать что-то еще? Кому он будет что доказывать?

Все внутри.

Источник: http://www.e-xecutive.ru/community/articles/1943601/?page=2

Категория: Процессный подход | Добавил: iNovikov (2014-11-14)
Просмотров: 551
Всего комментариев: 0